воскресенье, 8 января 2017 г.

Юлия Барановская: "Иду вперед"


— Из всевозможных проектов, которые идут на телевидении, мне всегда нравились те, что связаны со льдом, — делится телеведущая Юлия Барановская(Юлия в паре с фигуристом Максимом Шабалиным участвовала в проекте «Ледниковый период-2016». — Ред.). — Поэтому, когда я услышала от Ильи Авербуха заветное «Тренируйся!», я была на седьмом небе от счастья. И даже отказалась от отпуска, несмотря на купленные билеты, а вместо этого каждый день утром и вечером ездила на каток, пока... не шлёпнулась со всей силы на копчик. И тогда пришёл такой сильный страх... Я упала на спину и не понимала, можно двигаться или нельзя, а просто лежала, ведь я не привыкла к таким падениям, не знала, к чему они могут привести. В итоге, конечно, я переборола себя, вышла на лёд и очень этому рада. Я получала удовольствие, находясь на одном катке с чемпионами мира, с олимпийскими чемпионами. Ведь, когда ты смотришь, как олимпийский чемпион учит кататься человека, который никогда в жизни не стоял на коньках, и терпеливо ему объясняет, что и как надо делать, это не может не заряжать позитивом. Это доказывает, что в жизни нет ничего невозможного, ты можешь покорить тысячи вершин и только от тебя зависит, захочешь ли ты, забравшись на одну гору, полезть дальше.



БиографияРодилась 3 июня 1985 года в г. Санкт-Петербурге. В 2003 г. познакомилась с футболистом Андреем Аршавиным. В 2005 г. Юлия родила первенца Артёма. В 2008 г. — дочку Яну. В 2009 г. из-за контракта Аршавина с лондонским «Арсеналом» пара переехала в Лондон. В 2012 г. Юлия рассталась с гражданским мужем. В этом же году она родила от Андрея третьего ребёнка — Арсения. В 2014 г. Юлия вернулась из Лондона обратно в Москву.


«Всё принимаю близко к сердцу»

Елена Плотникова, «ПРО.Здоровье»: Юлия, то есть вы ни разу не пожалели, что пришли на проект, который приносил не только радость, но и боль?

Юлия Барановская: Нет, и мне кажется, что в этом проекте больше психологии, чем спорта. Когда ты стоишь на льду и видишь человека, которого знает вся страна и которому не стыдно падать, коряво ставить ноги, ты не можешь этим не восхищаться. Люди не боятся ошибаться, не боятся выглядеть смешными — это заслуживает уважения, и я счастлива, что стала частью такой истории.

— В одном из интервью вы сказали, что, когда только начали пробовать себя в роли ведущей, вам пророчили: «Сгоришь». Но вы, наоборот, начали завоёвывать новые рубежи, вести всё больше программ. Сгореть не боялись?

— Эту фразу я услышала много раз и от разных людей, которые видели моё эмоциональное вложение в каждую программу и говорили, что надо беречь силы, потому что меня эмоционально может не хватить. Но я, наверное, всё в жизни пропускаю через себя. И тогда поймала себя на мысли: ну если сгорю, то сгорю, вот насколько хватит сил, настолько и буду это делать. Но не вложиться по полной не могу — ни в интервью, ни в работу, ни в спорт, и я не жалею об этом! Остановиться и сказать себе: «Юль, давай побережём силы!» — я не в состоянии, такова моя натура, я себя уже не переделаю — я такой родилась и именно такой была в детстве. Мне кажется, если ты что-то делаешь, то надо делать это на все 100% и не раздумывать о том, какой от этого будет выхлоп.

— В программе «Мужское/Женское» вы очень близко принимали к сердцу судьбы разных людей. Уверена, это очень выматывает. Как тогда разряжаетесь?

— Я поняла в какой-то момент, что меня это не выматывает и разрядка не нужна. Я просто по-другому к этому отношусь, я очень благодарна людям, каждому герою всех своих программ за их истории. Можно прочитать тысячу книг и совершенно ничего не понять, потому что всё-таки это буквы, напечатанные на бумаге. А когда перед тобой сидит человек и рассказывает свою жизненную историю, свою судьбу, это такие уроки, это такие живые книги, которые дают тебе жизненный опыт. И когда ты вникаешь в историю, это действует как заряд. Во всех героях я узнаю и себя, и своих друзей, где-то — свою семью, свои взаимо­отношения и стараюсь учиться. Я поменяла своё отношение к этому, стала воспринимать общение с благодарностью — и усталости как не бывало.

— У вас плотный график. Как удаётся находить время на воспитание троих детей?

— Мне кажется, что важно не количество проведённого времени с детьми, а качество: ты можешь сидеть дома с детьми безвылазно неделю, но она пройдёт впустую. Думаю, даже если я завтра решу стать домохозяйкой и заботливой мамой своих детей, мы не будем видеться с ними чаще, чем сейчас. Мои дети заняты не меньше, чем я. У них плотный график, и иногда я прихожу домой раньше, чем они. Старший сын занимается в ансамбле «Непоседы» и даже выступает в Большом театре — мне иногда кажется, что репетиций и выступлений у него больше, чем у меня. На самом деле детям достаточно несколько ласковых фраз в день, добрых, нежных объятий и откровенного разговора. Мне кажется, что эмоциональная составляющая воспитания детей гораздо важнее, чем какие-то назидания. Детям просто важно знать, что у них есть ты, что ты их опора, поддержка, забота. Знаете, бесценно, когда ты просыпаешься в воскресенье утром от того, что твои дети прыгают к тебе на кровать с криками: «Мама, за тебя уже можно голосовать?» (во время участия в шоу «Ледниковый период». — Ред.). Вот это и есть, наверное, настоящие отношения, когда ты знаешь, что они у тебя есть, они знают, что ты у них есть, и неважно, сколько часов вместе вы провели в день.



Моя дочь Яна может постоять за себя, а я этого, признаться, делать никогда не умела.

— Вы признались однажды, что дочь Яна ваша противоположность по характеру. А в чём это проявляется и кто из детей ваша копия?

— Старший сын Артём очень похож на меня. А вот с Яной мы сильно отличаемся в умении постоять за себя. Она может, а я это делать никогда не умела. У неё спортивный характер, такие люди могут добиться многого в жизни. И мне кажется, что это очень важное качество, я с удовольствием в ней его наблюдаю. Я очень хочу, чтобы мои дети были лучше меня в тысячу раз.


— Знаю, что ваш сын Артём уже пошёл по вашим стопам...

— Да, и, кстати, я считаю, что мой сын Артём гораздо лучше справляется с ролью актёра и ведущего, чем я. Недавно мы с ним проводили вместе одно мероприятие, и я наслаждалась, имея своего сына в соведущих. Он вёл, а я ему подыгрывала.

— Вы могли бы описать свой идеальный день? Знаете, такой, чтобы вы были расслабленная, отдохнувшая, полностью счастливая.

— Мой идеальный день — когда я в работе.

— Вместо отдыха вы предпочтёте работу?

— Да. Я очень люблю людей и не переношу тишину и покой. Я наслаждаюсь, когда вокруг много людей. Обожаю, например, завтраки в отелях, когда вокруг люди, люди, люди. Я и Москву люблю за то, что тут нигде нет ни одного места, где можно остаться в одиночестве. Я фанат больших городов типа Нью-Йорка. Поэтому мой идеальный день — это всё-таки день, проведённый в каких-то делах, в общении, в работе.
Дети Юлии Барановской и Андрея Аршавина: Артём (11 лет), Яна (8 лет), Арсений (4 года). 

Вся правда про Аршавина

— Летом у вас вышла книга «Всё к лучшему». Это значит, что наконец перевернули страницу прошлой жизни?

— Прежде всего это история трудного периода моей жизни, рассказанная от начала и до конца. Понятно, когда ты публичный человек, про тебя и так будут говорить — и хорошее, и плохое. Тем более моё расставание с Андреем Аршавиным не могло не стать широко известным, потому что Андрей очень популярный человек. Но, к сожалению, так получилось, что многие узнали эту историю с конца. И мне было очень обидно, ведь у нас было 9 прекрасных лет, проведённых вместе, в любви родились трое прекрасных детей. И не хотелось, чтобы страна знала только негативную сторону. Иногда сплетни доходили до абсурда: говорили, что мы и не жили вместе вовсе и вообще только три раза встретились, чтобы зачать троих детей. Мне принципиально важно, чтобы эта история прозвучала от начала и до конца — со всем добром и злом, поэтому и родилась эта книга. Она родилась с добрыми намерениями, чтобы люди перестали домысливать, придумывать и грязно сплетничать. Решиться на такой шаг мне было непросто. Книга в написанном виде пролежала у меня целый год, но я никак не могла её опубликовать. Это было равнозначно тому, чтобы пройтись голой по улице. Но тем не менее сейчас я очень рада, что книга у меня есть, это мой практически четвёртый ребёнок, я её долго вынашивала.



— Вы сказали, что люди много выдумывают про вас. За эти годы вы научились не переживать из-за негативной информации о себе?

— На каждый роток не накинешь платок. Безусловно, мы все живые люди, и не очень приятно, когда про тебя говорят гадости. Я помню свой разговор с мамой, который помог мне встать на землю. Перед самым выходом книги она приехала ко мне в Москву и почему-то очень нервничала. Говорит: «Я так не хочу, чтобы эта книга выходила». Я спрашиваю: «Почему?» А она отвечает: «Я не переживу ни одного плохого комментария, я так не хочу, чтобы кто-то потом писал плохое». Мы сели и спокойно поговорили. Я объяснила, что, если она хочет, чтобы про меня никогда ничего не писали плохого, мне нужно запереться дома и ничего не делать. Потому что, если я когда-то переведу бабушку, которая меня попросит о помощи, через дорогу, найдётся человек, который скажет, что я перевела её для того, чтобы отобрать у неё квартиру. И когда я озвучила это маме вслух, до меня самой это дошло — и страх пропал.

Всегда, что бы ты ни сделал, кем бы ты ни был, найдётся тот, кто скажет что-то плохое. Это твой выбор — что слушать и что читать. В век социальных сетей видно, как люди безответственны за свои слова. Зачем тогда обращать на них внимание?

— Юля, вы смогли пережить расставание с мужем и встать на ноги. Вы бы могли дать совет женщинам, которые сейчас находятся в таком же положении, — как правильно преподнести разрыв детям?

— Детям бесполезно что-либо преподносить. Мы почему-то думаем, что дети сделаны из какого-то другого теста, что это существа с другой планеты. Но дети такие же, как мы. Кто определил возраст взросления, тот момент, когда человек не понимает ничего, а потом вдруг раз — и стал понимать? Дети всё прекрасно понимают и чувствуют. Они считывают твой эмоциональный фон и находятся в нём. При жутком нервном напряжении, с трясущимися руками и с поджатой губой невозможно встать и начать объяснять детям, что всё нормально. Я считаю, что так детям врать никогда нельзя. Что самое важное в расставании? Отношение друг к другу и отношение к самому факту разрыва. Нужно расставаться, по мере возможности, красиво, потому что это как раз и есть то, что считают твои дети, и то, что они понесут дальше по жизни.

— А как после расставания не бояться вступать в новые отношения, не бояться предательства других мужчин?

— Ну что, собственноручно себя в тюрьму посадить? Нужно понимать, что одинаковых людей не бывает и историй одинаковых не бывает. Новый мужчина — это новая история. И у тебя не повторится второй такой же роман. Волков бояться — в лес не ходить.

Любовь — как вода: вчера это кусок льда, сегодня — пар, завтра — дождь, послезавтра — град. И если ты всё это принимаешь, то это и есть любовь.


«Я хочу настоящей любви!»

— В одном интервью вы сказали, что бабочки в животе — это ещё не любовь. А что для вас любовь?

— Состояние «бабочек в животе» проходит, и ты переходишь на какой-то новый уровень отношений, потом на следующий, и так далее. И если ты дошёл вместе с этим человеком до самой последней стадии, когда уже в глубокой старости, держась за руку, понимаешь, что скоро умрёшь, вот это, наверное, и есть любовь. Я считаю, что любовь — это награда за то, что ты выдержал все этапы. Она как вода: вчера это кусок льда, сегодня — пар, завтра — дождь, послезавтра — град. Когда ты принимаешь человека со всеми его недостатками — это любовь. Вот он, оказывается, и храпит. Он, оказывается, живой, а не сошедший с небес ангел, как казалось в первый момент. Он, оказывается, может и огрызнуться. И когда ты начинаешь понимать, что он такой, какой есть, неидеальный — и ты всё равно остаёшься с ним, вот это любовь.



Наверное, первый раз в жизни моё сердце по-настоящему свободно. Сейчас я влюбилась в себя, в то, что я делаю. Пока я не готова разделить любовь к себе с кем-то ещё.


— А сейчас ваше сердце свободно?

— Если мы говорим про отношения, то да, оно свободно. Наверное, в первый раз в жизни моё сердце по-настоящему свободно. Раньше я так не могла жить. Я всегда имела какие-то отношения, в которых, кстати, действительно всем сердцем любила. А сейчас я первый раз в жизни влюбилась в себя, в то, что я делаю. Пока я не готова разделить любовь к себе с кем-то. Я влюбляюсь в то, что я делаю, в свои проекты и в себя в них. Вряд ли мне хватит сил ещё на кого-то. Но любовь в моей жизни обязательно случится. Сейчас у меня очередной важный этап, который нужно пройти и получить опыт, для того чтобы выйти на новый уровень.

— А у вас есть требования, которые бы вы предъявили к своему потенциальному мужчине?

— Нет, у меня есть только требования к самой себе. Я вообще не представляю, как можно предъявлять какие-то требования в отношениях! Что за отношения, в которых бы я смогла ответить на вопрос «За что ты его любишь?». Как это? Я хочу, чтобы любовь была безусловной. Мужчина — не предмет в магазине. Все эти требования — полная ерунда.


«Красота — в глазах»

— Вы защищаете женщин в проекте «Модный приговор». Но часто девушкам трудно поменять приевшийся с годами имидж. Как думаете, почему? Они не хотят или боятся стать наконец-то красивыми?

— На самом деле это не такой простой вопрос. Я очень много раз сталкивалась с ситуацией, когда тебя на какое-то мероприятие одевает востребованный стилист, а потом тысячи других стилистов говорят, что ты колхозная дура. Я не фанат моды, но слежу за модными тенденциями. И точно знаю одно: как бы ни менялась мода, ты должен себя в ней комфортно чувствовать. Если сегодня модны очень короткие вещи, а ты неловко себя в них ощущаешь, не нужно идти на поводу. Важно быть в гармонии с самим собой. Поэтому если какая-то женщина сопротивляется, она имеет на это право. Если она не будет сама себе нравиться, то она никогда не донесёт ничего до окружающих. И я очень хорошо понимаю девушек, которые отстаивают право быть собой.


Красота женщины — в её глазах. Если она ненавидит жизнь и всё вокруг, неважно, как она одета и в каком салоне побывала.




— Юлия, вы сами всегда прекрасно выглядите. А что для этого делаете?

— Ничего, просто нахожусь в хорошем настроении. Красота женщины — в её глазах. Если она ненавидит жизнь и всё вокруг, как бы она ни была одета, в какие бы салоны ни ходила, какие бы процедуры ни делала, она не притянет к себе ни одного человека, никогда! У меня был период в жизни, который очень хорошо дал это понять. Мои подруги вытаскивали меня из дома, наряжали в красивые платья, укладывали волосы и красили глаза, я приходила с ними куда-то и сидела овощем, и ни один человек не хотел ко мне подойти. То, что я несла в своих глазах, не перебивалось ни одним, даже самым лучшим, салоном красоты. Это было бесполезно.

— Вы успели пожить в трёх городах — Санкт-Петербурге, Лондоне и Москве. Где вам было комфортнее?

— Мой совет всем: никогда ничего не сравнивайте. Это три разных города, три разных эпизода моей жизни. Я безумно рада, что в Санкт-Петербурге прошло моё детство, становление личности, что мои бабушки и дедушки оттуда, — я считаю это подарком судьбы. Я очень рада, что однажды мы переехали жить в Лондон, это был новый этап в моей жизни. И я счастлива, что после Лондона переехала в Москву. Сравнить эти три города невозможно. Они абсолютно разные. И были в моей жизни именно тогда, когда должны были быть. Где мне было лучше всего? Не могу сказать! И я уверена, что Москва — это не последний город, что будут новые этапы и появится ещё какое-то прекрасное место, совершенно неожиданное. И важно будет не то, где географически эта точка, а то, что она даст. Я не хочу оглядываться назад, я хочу идти только вперёд.

— Юлия, что бы вы могли пожелать себе самой в 2017 году?

— Я всем желаю только одного — здоровья. Всё остальное в наших руках. Если у нас в жизни ничего не происходит или какое-то затишье, то только потому, что нам так нужно. Вся жизнь в наших руках! Главное, чтобы на всё задуманное у нас хватило сил и здоровья. Почему я всегда говорю о здоровье? Только оно может внести коррективы в мои планы. Это фундамент, на котором можно построить всё — и карьеру, и семью.