среда, 17 мая 2017 г.

Эксцентричный бизнесмен создал в деревне сказку

Интересная история создания необычного филиала сказки-фэнтези в одной отдельно взятой деревне силами белорусского бизнесмена.

Немного правды: нашего героя зовут Сергей Коваль, он эпатажный бизнесмен из Новогрудка с голосом Владимира Высоцкого и обаянием Андрея Миронова. У него за плечами пара браков, кошка и две собаки — Бонка и Андрюшка. Еще есть гостиница с рестораном, трехкомнатная квартира в Новогрудке и дом в деревне Литовка. Все остальное в этой истории усыпано легендами, придуманными жизнелюбивым гражданином из провинции. Купленный дом он превращает во что-то невообразимое. Он не будет там жить. Продавать его или зарабатывать на нем — тоже. Зачем тогда все это? Сергей не признается — только рассказывает одну сказку за другой. Что в этой истории правда, а что нет, сказать сложно. Хотя это не так важно. Важно, что получилось.

Возле незавершенной картины стоят парень с творческим взглядом и миловидная девочка с какими-то чертежами, рядом под классическую музыку доделывает забор каменщик, кто-то из строителей вместо обеда ловит на донку рыбу. Через несколько минут на белом Gelandewagen приезжает Сергей — спортивный мужчина с довольной улыбкой. Тон разговору он задает сам, давая понять, какой будет экскурсия.
— Все это появилось в ночь кровавой луны. Вся деревня покрылась беспросветным дымом и мглой, стоял загробный вой…
— Забавно. А если чуть серьезнее?
— А я что, несерьезный человек? Мы же живем в свободном мире. Каждый волен говорить то, что пожелает. Разве не так?
«Наступны прыпынак — Grünfelde»


Когда-то возле дома Сергея в деревне Литовка, которая находится в трех километрах от Новогрудка, стояла типичная деревенская остановка — с матом на потертых синих стенах, отбитым бетоном и расстрелянным из пневматики расписанием редких автобусов.
Бизнесмен решил сделать все по закону и обратился к властям с просьбой облагородить место. Разрешили.
— Эту остановку юридически перенесли на несколько метров дальше. Деревня вымерла, остановки нет, а этот гроб синий стоит. Решил покрасить. Согласовал, нанял мастеров — и вот, сделали. Год над ней трудились семь человек: два каменщика, два скульптора, два кровельщика и один святой человек — наш главный мастер. Он до 33 лет слесарем работал, а потом лепить начал и теперь остановиться не может. Такой вот самобытный герой. А главное, что конструкции я не изменил: эта бетонная страшила до сих пор здесь, — удивляет редким куском правды меценат.


Остановка сделана из дерева и камня, накрыта камышом.


Лицевую сторону остановки Сергей решил оформить по мотивам поэмы Адама Мицкевича «Гражина». Здесь изображена финальная битва, которая, согласно тексту, произошла именно на этом месте.










Сбоку — обозначение всех белорусских замков на современной карте, если кому вдруг пригодится.


На обратной стороне остановки вытиснута еще одна гравюра. Изначально в нее была встроена лампочка — «сердце» картины, но кто-то из местных решил присвоить часть произведения и выдрал подсветку с корнем. Сергей нашел необычный выход из ситуации:
— Сначала хотел новую поставить, но они ж все равно украдут. Поэтому решил поместить здесь памятную табличку.




Пляж и изысканная война с пьяницами


Рядом с домом есть небольшое озеро и пляж. Со слов бизнесмена, раньше тут собиралось много деклассированных элементов, но мужчина решил вопрос нестандартным способом.


— Если начать с ними войну, они тебе однажды дом спалят. Я решил действовать мудрее. Сделал там хорошую зону отдыха, мангалы кованые, беседку, абажур. Сюда начали приезжать мамы с детьми, интеллигентные люди — и вытеснили этих алкашей. Даже самый «убитый» негодяй не будет пить там, где гуляют дети. Они начали отступать. Красота спасет мир, если кто-то спасет красоту, — говорит на латыни Сергей и тут же переводит любимую цитату.


Бизнесмен чередует легенды о деревне Литовка со стихами национальных поэтов, сочный мат — с высказываниями древнегреческих философов, быт — с искусством, реальность — с выдумкой. Ему нравится оставаться загадочным.
Неистовая кованая собака с чешуей и рогами

Сергей ведет через небольшой мостик, под которым металлический дракон охраняет каменное яйцо.





— Когда в ночь кровавой луны здесь упали метеориты, мы узнали, что наш дракон не мальчик, а девочка. Видишь, яйцо лежит? Меня все спрашивают, когда уже родится маленький дракончик. А я почем знаю? Это ж, блин, дракон, их тысячи лет уже никто не видел! Ждем пока,— крайне серьезен солидный бизнесмен.


— В ту же ночь наша собака начала деформироваться, у нее прямо из мозгов стали рога расти. Сначала она только деревья и листья жрала. Ну, думаю, жри себе на здоровье. А потом на людей начала бросаться, звереть, бесноваться. Вот мы ее на цепь и посадили. Первую порвала и в деревне восемь коров съела. Но теперь мы ее в хорошую цепь заковали и кормим только корнем мандрагоры, поэтому не бойтесь ее, она хороших людей не замечает.





— А вы все это для себя сделали?
— Я все в этой жизни делаю для себя, потому что считаю, что наше предназначение — получать удовольствие. Никогда не знаешь, наступит ли завтра. Главное — внимательно смотреть, чтобы твои удовольствия не ранили близких, тогда все будет хорошо.





— Но этот дом всегда будет открыт. Я вам обещаю, не буду закрывать его на замок. Хочу, чтобы люди приезжали сюда, гуляли по дому, на пляже отдыхали. И денег за это я тоже брать не буду. Все это — мой подарок людям Земли. Я только в качестве платы за свою работу позволю себе иногда отдыхать здесь. Но даже в это время любой сможет прийти сюда,— убеждает в чистоте своих нетипичных намерений бизнесмен и ведет к мостику, который разделяет две половинки каменного сердца.
Перила моста уже завешивают замками влюбленные.


— Если бы все мои развалившиеся браки зависели от замка, я принес бы самый большой в мире замок и закрыл этот мост. Но это не больше чем красивая традиция, — говорит романтик и ведет к дому.
Дом гномиков, ковчег, Колизей и колодец с алкоголем

Пока здесь готово не все. Сейчас строители работают над возведением ковчега и копии римского Колизея. В ковчеге будут огромная ванна на львиных ногах и барная стойка.


На входе во двор изображен «Дух леса».


Рядом — гравюра «Падший ангел». Сергей уверен, что однажды люди разобьют ее кувалдой. Почему, не объясняет.

Чуть дальше — роскошная бетонная беседка с колодцем посередине. Колодец Сергей хочет наполнить алкоголем. Над ним — огромная люстра. Домовладелец уверен, что жить надо скромно.






Стены небольшого помещения возле дома украшены полотнами, на которых средневековые строители изобретают вечный двигатель. В качестве строителей выступают «люди, очень похожие на тех, что работают над созданием этого дома». Один крайне смахивает на Сергея.





Еще на одной гравюре — кошка Катька. Сергей утверждает, что все придуманное — это ее заслуга. Катьку меценат называет своей музой, кем бы она ни была.
Согласно второй версии, все сделанное «высосано из пальца» каменщика Андрея.
— Когда Андрей делал бойницы в заборе, камень упал ему на палец — брызнула кровь. С тех пор Андрей носит гордое имя Кровоточащий, а все придуманное я высасываю у него из пальца.



На заднем дворе красуется скульптура, показывающая, как жаба душит творческого человека, держащего в руке Землю.


— Жаба душит всех творческих людей, но с ней надо бороться, иначе все будет впустую. Это нескончаемая битва, и победить жабу невозможно, но и сдаваться нельзя. Меня она тоже душит, но я не сдаюсь! И вы не смейте!
Возле входа в дом стоит временная бытовка строителей, «утепленная» мобильными телефонами.


«Дом гномиков». Со слов Сергея, все деньги на постройку многочисленных сооружений на его территории приносят как раз они. Гномики эти — серьезные ребята с международными связями. Иначе откуда в их доме канадский кедр?






— Гномы добывают маленькие изумрудики у меня в огороде, а я вымениваю их на золото у лесной феи (мы с ней в отличных отношениях). За более подробной информацией обратитесь в налоговую,— отшучивается хозяин.


Скворечник садо-мазо
Проклятый старый дом


Переходим в дом. Когда он был куплен, хозяин не говорит.
— Я живу в счастье, а значит, в безвременье, — снова уходит от ответа бизнесмен.


— Я этот дом купил у бывшего председателя горисполкома. Он долго не хотел его продавать, но я добился своего. Я очень хотел заполучить именно этот домик: он с историей. В августе 1969 года здесь целую неделю прожил Владимир Высоцкий с Мариной Влади. Я решил, что обязан сохранить стены дома и ничего не сносить.
В комнате, где жил Высоцкий с супругой, по заказу Сергея был написан огромный портрет музыканта.


На стене в реликвиовариуме хранится 120-летний сборник произведений Адама Мицкевича.


Переходим в светлую просторную комнату, которую Сергей называет «залом музы Француза». По какой-то причине в Новогрудке бизнесмена знают именно под таким прозвищем.





Деревенский туалет.




Просто комната.


Спальня находится в отдельном строении. Над входом строгий дядька просит вести себя тихо.


Спальня в этом доме самая необычная, какая только может быть. В левом углу в паутине висит наркоман Василий. Ему плохо, у него ломка. По нему ползут всевозможные гады.





В таком стиле выдержан весь интерьер комнаты: скелеты, тараканы, пауки, черти, серость и смерть. Сергею нравится. Говорит, ему здесь спокойно.





Над спальней — «комната душевного спокойствия» с мягкими стенами. Зачем? С той же целью, что и все в этом доме.


По словам владельца всей этой красоты, сам он живет в трехкомнатной квартире в Новогрудке.
— У меня обычная «трешка» в обычном доме. В одну из комнат я даже не захожу. Человеку вообще очень мало надо для жизни. Переезжать? Ты что, за дурака меня держишь? — возмущается Сергей. — Это же моя родина, я в Новогрудке родился, тут и помру. Я всегда говорил: люди, хватит ждать чудес. Чудите сами!