суббота, 3 декабря 2016 г.

Бараки: как жили многие советские граждане


В фильмах 1950-х вроде «Старика Хоттабыча» все советские граждане жили в просторных светлях сталинских квартирах на много комнат, причем у каждого члена семьи была отдельная комната (как у того же Вольки в «Старике Хоттабыче»), внутри была красивая и современная мебель, а в сами квартиры вели чистые и светлые подъезды с большими окнами, уставленными цветами.

На самом деле картина массового советского жилья была несколько иной — хорошие квартиры в новых домах были доступны только небольшому проценту руководящего класса советской номенклатуры, а большинство советских граждан жило в коммунальных квартирах, о которых я писал вот в этом посте, а также в деревянных бараках — и такая ситуация оставалась до начала 1960-х годов — до начала эпохи Хрущёва, когда начали строить плохонькое, но действительно массовое жильё и когда появилась концепция «каждой семье — отдельную квартиру с удобствами».

Причём в бараках жили далеко не только одни рабочие. Мой прадед, основатель белорусского театра и профессор, сам немалую часть жизни прожил в таком бараке в районе нынешней улицы Мельникайте в Минске, и в нём же умер в 1952 году — так что можно сказать, что в бараках жили буквально все слои населения.

Итак, в этом посте — рассказ про советские бараки, которые наряду с коммунальными квартирами составляли основу советского жилья до 1960-х годов.



Как стали появляться бараки? Сейчас об этом мало кто вспоминает, но в 1920-е годы в СССР существовала практически частная экономика, это были времена НЭПа. В эти годы роль государства в строительстве жилья была незначительной — государство строило только дома для партийных работников, а строительство новых домов решалось самим населением через различные жилищные кооперативы, причем решалась достаточно успешно.

Первые деревянные бараки стали массово появляться в начале 1930-х годов, когда НЭП был свёрнут и в целом были ликвидированы частные инициативы в экономике.

В начале 1930-х сталинское правительство начало индустриализацию (в основном, создание ВПК ускоренными темпами), причём начало достаточно бестолково — в города тысячами сгонялись крестьяне, население за счет них было увеличено где в полтора, а где и в два раза. При этом программа индустриализации первых пятилеток не предполагала возведение более-менее приличного жилья, и людей стали селить в бараках, чаще всего они возводились прямо возле предприятий, дабы минимизировать транспортные расходы.

То, что окалина из заводских мартенов могла лететь прямо в окна жилых комнат, в те годы никого не волновало.



Как именно регулировалось процентное соотношение благоустроенных отдельных квартир/коммуналок/бараков в разных городах? Это определялось возможностями финансирования на местах, а также наличия или отсутствия старого жилищного фонда — скажем, в Санкт-Петербурге бараков практически не было, так как имелось большое количество старых квартир, из которых сделали коммуналки — в квартиру площадью 200-300 метров могло быть заселено до 15 семей. А вот в новых посёлках, где возводились новые предприятия, жильё для рабочих практически сплошь состояло из бараков.



В Москве тоже строили бараки — скажем, барачное жилье для рабочих вплотную окружало мясокомбинат имени Микояна — эти бараки стали убирать только в начале-середине 1960 годов, уже много лет спустя после смерти Сталина. До 1960-х годов в столице «великой ядерной державы (с)» люди готовили еду на дровах и ходили «до ветра» на двор.



Что представлял собой типичный советский жилой барак? Как правило, в здание был один вход, который располагался в центре фасада. Реже, при большой длине здания, входов могло быть два или даже три, чаще всего они располагались на равном удалении друг от друга. Высота потолков могла варьироваться от 2,5 до 3,5 метров, чаще встречалась высота 2,7-3 метра.



Чаще всего бараки были двухэтажными — возводить одноэтажное здание было экономически нецелесообразно (затраты на фундамент коммуникации), а возводить деревянные здания выше двух этажей по тем технологиям строительства было не слишком безопасно. Направо и налево от центрального входа располагались длинные коридоры, на каждом этаже была общая кухня (одна или две) с рядом плит для приготовления пищи на твердом топливе (дрова, уголь, торф), а также с рядом раковин с холодной водой для умывания и мытья посуды. Больше нигде в доме воды не было.

В общем, всё выглядело примерно так, как в старой общаге в Борисове, про которую я рассказывал вот в этом фоторепортаже.



Далее по коридорам шли двери комнат. Комнаты были небольшими — средняя площадь около 12-15 метров, в каждой комнате жила отдельная семья. Все комнаты имели печь для обогрева жилища, причем где-то печь топилась из комнаты, а где-то — из общего коридора, что делалось из соображений безопасности. Для группы бараков также существовала общая кубовая, где можно было брать горячую воду.

Вот так выглядела печь в кухне:



Туалетов в помещениях не было — существовали отдельные уборные с выгребными ямами, рассчитанные на отдельный барак либо на блок из нескольких бараков. Ванной и т.д. внутри тоже разумеется не было — мыться полагалось в бане, которая могла просто находиться поблизости либо возводиться отдельно вместе с барачным посёлком.



Уже ближе к временам распада СССР жители бараков стали самостоятельно обустраивать в помещениях ванные комнаты, так и не дождавшись переезда в нормальные квартиры.

Внешние стены бараков как правило были деревянными. Иногда в местах с повышенной влажностью и ветрами внешние стены могли отделать штукатуркой, в этом случае задействовались те же технологии, что и при внутренней отделке помещений — на деревянные стены крест-накрест набивали «дранку», которую в свою очередь замазывали штукатуркой.

Вот пример такой отделки фасада — под отвалившимися кусками штукатурки можно хорошо разглядеть весь технологический процесс.

В регионах с относительно развитой промышленностью бараки могли возводить из кирпича или из шлакоблоков (получаемых из спресованной отработки из заводских печей), они выглядели чуть получше, чем деревянные, на фото ниже — пример такого здания.



При этом несмотря на относительно презентабельный внешний вид, в своей проектной части здания оставались всё теми же бараками. Однажды я делал фоторепортаж про такие здания на улице Авангардной в Минске, которые были построены из силикатного кирпича — жилые «квартиры» там представляли собой однооконную клетушку с кухонькой в коридоре, в которой была только холодная вода. Ванных в здании не было вообще, туалеты — на улице.



А знаете, что самое ужасное в этом всём? Что в этих домах даже сейчас продолжают жить люди. В интернете полно фоторепортажей из вполне себе обжитых бараков, которые были построены еще в довоенные времена.



Фактически, люди продолжают жить в неблагоустроеном жилье, которое было по проекту рассчитано на 20-30 лет — здания где в три, а где и в четыре раза уже превысили свой проектный срок жизни. Внутри всё отваливается и разваливается.



Кухни кое-где выглядят вот так.



А вот так — жилые комнаты. Люди, конечно, пытаются как могут навести уют, но это получается далеко не всегда. Да и о каком уюте можно говорить, если уборная находится на улице, а ванной в доме нет вообще.



В Минске тоже остались такие бараки — их сейчас постепенно расселяют. Как-то я делал репортаж про бараки в районе улицы Либкнехта — их уже не существует, здания расселены. Те же, что не расселены — сейчас ожидают расселения и сноса, прописываться в этих зданиях нельзя.



А вот в некоторых российских городах бараки до сих пор успешно существуют и сегодня — люди продолжают в них жить, прописываться и покупать комнаты.

Источник