среда, 23 ноября 2016 г.

Истории северокорейских перебежчиков

Тоталитарное общество Северной Кореи ненадолго приоткрылось для мира после смерти Ким Чен Ира в 2011 году, когда выяснилось, что «неискренние скорбящие» и граждане, которые не участвовали в организованных митингах были отправлены в трудовые лагеря на срок до шести месяцев. В таких лагерях находятся до 200 000 северокорейцев. Вот некоторые действительно шокирующие истории 15 северокорейских перебежчиков, которые не захотели жить при диктатуре.

Бегут в основном в КНДР. С Китаем у севернокорейцев устойчивые связи, у многих там живут родственники. В Китае есть довольно большая этническая группа местных корейцев, граждан Китая, среди которых легко затеряться. Граница охраняется не слишком жестко — ее можно пересечь за взятку или тайком перебравшись через реку Туманная. В Китае живут сотни тысяч корейских нелегалов. В Китае корейцы могут остаться на несколько месяцев. В стране сейчас сотни тысяч корейских нелегалов — из тех, кто целенаправленно бежит в Южную Корею, до Сеула добирается только каждый пятый.
Джи-Хён Парк


Торговля людьми, насилие, проституция — для Джи-Хён и многих других северокорейских женщин-перебежчиц, все это становится реальностью после бегства в Китай. Парк решилась на побег в 1998 году после того, как ее брат был объявлен в розыск военной полицией. Им пришлось оставить своего умирающего отца, пересечь реку Туманную и оказаться в Китае.
После пересечения границы Парк была продана в рабство китайцам и в течение шести лет терпела сексуальные надругательства и ужасные условия; в какой-то момент она забеременела. Позже она ее обнаружили китайские власти и выслали в северокорейский трудовой лагерь. Только в 2005 году ей удалось воссоединиться со своим сыном, благодаря американо-корейскому пастору, который помог ей получить убежище в Великобритании. Парк сейчас живет в Великобритании и как может рассказывает миру о порядках на своей родине, в надежде на прекращение жестокого обращения с женщинами, бегущими из Северной Кореи в Китай.
Ким Рен-хи


Ким Рен-хи редкая птица среди перебежчиков — теоретически она может вернуться на родину. Рядовая поездка в Китай в 2011 году, с целью посещения родственников, в конечном итоге стоила г-же Ким огромных перемен. Ей пришлось оставить все, чем она дорожила и к чему привыкла.
Ким жила с мужем в Пхеньяне очень комфортно (по северокорейскими стандартам), и все было хорошо до этой поездки в Китай. Г-жа Ким, как сообщается, заболела и обратилась за помощью в связи с болезнью печени. Она встретила брокера (посредника, который вывозит людей за деньги), который обещал переправить ее в Южную Корею, где она могла бы быстро заработать на лечение. Это был бы прекрасный шанс оплатить ее медицинские счета, и г-жа Ким приняла предложение, но вскоре ее паспорт был конфискован. Несмотря на ее уверения в невиновности и непоколебимой любви к родине, правительство Северной Кореи считает ее предательницей, как и всех перебежчиков. Но надежда на возвращение у нее есть.
Сон Юнг-хун


Для многих тысяч перебежчиков, бегство от диктатуры к либеральной жизни может быть горьким, так как все их близкие часто остаются на Севере. Для некоторых перебежчиков, однако, нехватка родственников является лишь одной из бед, с которыми они сталкиваются, живя в Южной Корее.
Долги, дискриминация и скудный рацион питания были неотъемлемой частью новой жизни Сон Юнг-хун на юге, где безработица среди перебежчиков более чем в три раза превышает средний показатель по стране. Почти все они испытывают затяжную депрессию. Хотя Сон до сих пор презирает свою родную страну, он планирует вернуться в знак протеста против правительства Южной Кореи и их отношения к перебежчикам с Севера. Несмотря на свои обещания помочь перебежчикам и сделать их жизнь сносной, Южная Корея делает слишком мало, чтобы улучшить их жизнь, и такие истории, как у Сон Юнг-хуна смогут предать эту ситуацию огласке.
Хёнсо Ли


Известная как «девушка с семью именами,» Хёнсо Ли действительно за свою жизнь примеряла семь различных личин.
Хёнсо Ли происходила из привилегированной семьи и не страдала от ужасов режима, как многие простые люди. Она даже имела возможность изучать китайский — рядовым гражданам такая привилегия не предоставлялась. Глядя на репрессии, нищету и голод 1990-х, 17-летняя Хёнсо Ли начинает понимать, что ее страна — отнюдь не социалистический рай. Она нелегально пересекла границу с Китаем, чтобы навестить дальних родственников. Ее отсутствие было замечено, и ей пришлось там остаться, иначе на родине ее ждало бы суровое наказание. Затем она уехала из Китая в Южную Корею.
12 лет спустя она вернулась на границу с Северной Кореей, чтобы помочь сбежать своей матери и брату.
О своей жизни в Северной Корее она пишет книги («Девочка в красных туфельках: Моя жизнь в Северной Корее»).
Рю Ки Хо


Жизнь Рю Ки Хо в Северной Корее была настолько сильно окутана строгими правилами, что такой термин как «права человека», например, он никогда не слышал. Это само по себе говорит о жизни в страхе при режиме Ким Чен Ира.
Отслужив в армии 11 лет после окончания школы, Рю Ки Хо жил послушным гражданам Северной Кореи. Так было, пока вся его семья — не считая старшего сына — умерла от голода. Зимой 1997 года, Ки Хо потерял свою мать, жену и младшего сына из-за острой нехватки продовольствия в Северной Корее, и он решил спасти своего единственного оставшегося в живых ребенка от этой участи.
Понимая, что они оба погибнут, если будут пойманы, Ки Хо направился в Южную Корею через монгольскую пустыню и потратил все свои деньги в размере $ 9300, чтобы вывезти сына из страны. Трагично, но сын Ки Хо умер, а сам Ки Хо остался один в пустыне. Ки Хо был не в состоянии доставить тело своего сына обратно в Южную Корею в течение еще двух лет после его смерти.
Джин Хун Джо


Когда ее семья столкнулась с голодом во время северокорейского голода 1990-х, родители Джо часто совершали поездки в Китай, чтобы найти пропитание. К сожалению, отец Джин был арестован, а затем убит. Ей тогда еще не исполнилось и десяти лет; смерть отца ознаменовала начало долгой и мучительной борьбы за выживание.
Джо и оставшиеся члены ее семьи нашли убежище в 2008 году, а до этого ее старшая сестра Джина была продана в Китай, мать пропала, бабушка и младшие братья умерли от голода. Джин рассказывает миру о своем ужасающем опыте голода и страданий, и борется за права человека, в попытке осветить китайские и северокорейские преступления против человечности.
Ёнми Парк


Отец Ёнми Парк был чиновником и членом партии, пока его не арестовали за контрабанду. 2004 году, после того, как ее отец был арестован, Парк и ее мать бежали в Китай, где на глазах 13-летней Ёнми изнасиловали ее мать. Мать в итоге была продана в рабство, но Парк выкупила после того, как стала любовницей торговца людьми в Китае. После освобождения матери, они проделали изнурительный путь пешком — через Монголию до Южной Кореи. Им пришлось бороться с голодом и различными трудностями. Сейчас Парк — признанный лидер среди младшего поколения корейских диссидентов, активистка, борющаяся за права человека.
Джозеф Ким


Беженец, проживающий сейчас в США, Джозеф Ким рассказывает миру историю своей жизни в Северной Корее во время великого голода. Он начал строить новую жизнь, но он всё ещё ищет семью, которую он потерял. Ким — беглец из Северной Кореи. Его отец умер во время голода 1990-х, мать и сестра сбежали в Китай, а сам он остался бездомным и вынужден был добывать еду попрошайничеством. Ему удалось пробраться в Китай, и с помощью международной организации Liberty in North Korea переехать оттуда в Америку. О своей жизни в Северной Корее он написал книгу Under the Same Sky.
Енсун Ким


В каждом доме в Северной Корее на стенах висят портреты двух Кимов (Ил-Сун и Чен Ир). Чтобы спасти свою семью от голодной смерти, мать Ен-сун Ким торговала рамками от таких портретов — преступление, которое в Северной Корее карается смертью.
11-летний Ким и ее семья прошли через девятилетнюю эпопею бегства в Южную Корею. Во время своего долгого пути к свободе, который лежал через Китай и монгольский центр заключения, Ким и ее семья были проданы фермерам. Далее были годы изнурительного труда и унижений, прежде чем им удалось перейти через пустыню Гоби. Ким было 20 лет, когда ее семья в конце концов обосновалась в Южной Корее.
Лючия Джанг


Однажды, в самый разгар ужасающего голода в Северной Корее в 1990-е, Лючия Джанг приняла решение пересечь реку Туманная и попасть в Китай. Оказавшись там, она была поражена обилием пищи, и старалась отослать что-то своей семье на Север. Вскоре она обратилась к проституции, чтобы обеспечить свою семьи достаточным количеством еды. Ее семья выжила…
Во время одной из своих многочисленных поездок в Китай из Северной Кореи, Джанг была задержан (в тот момент она была беременна). Ей сказали, что ребенок будет убит при рождении, а она будет отправлена в трудовой лагерь сразу после родов. Преисполненная решимости избавить своего будущего ребенка от ужасов, Джанг рожала дома, в кругу родственников, и вскоре в последний раз пересекла реку Туманную. Она обрела свободу, сейчас живет в Канаде со своим 13-летним сыном.
Синжу Ли


Юный Ли предпринял рискованную попытку побега вместе со своей семьей, но потерялся, остался без крова и без родителей на незнакомой земле. Направляясь в самую северную часть Северной Кореи, Ли оказался в Джионгсан, городе в северной провинции Южной Кореи.
Изо всех сил стараясь свести концы с концами, отец Ли уехал в Китай. Вскоре Ли и его мать присоединились к воровской шайке и воровали еду, чтобы прокормить для себя. После 4 лет бродяжничества, Ли обнаружил, что его деду удалось попасть на сторону Южной Кореи с помощью человека, посланного отцом Ли. К счастью для Ли, он смог воссоединиться со своей семьей. И к сожалению, не все перебежчики такие удачливые.
Ким Гван Ир


В феврале 2014 года представитель ООН, уполномоченный по правам человека в Народно-демократической республике Корея, описал нарушения, засвидетельствованные в Северной Корее, как «поразительно похожие» на преступления, совершенные в нацистской Германии. Среди 300 северокорейцев, которые свидетельствовали об этих ужасах, был бывший заключенный по имени Ким Гван Ир.
До побега в Южную Корею в 2009 году Ким был заключенным в трудовом лагере в течение почти трех лет за контрабанду. Ким позже опубликовал книгу о своем опыте. Он также сам сделал иллюстрации, повествующие о повседневной жизни в одном из северокорейских концлагерей. На приведенном выше рисунке изображена одна из форм пыток, когда заключенных заставляют стоять в определенных позах длительное время — тех, кто не справляется и падает, жестоко избивают.
Га Юл


Будучи школьницей, Га Юл мечтала стать учительницей математики. Эти мечты были разбиты, однако, когда члены ее большой семьи были пойманы во время побега из Северной Кореи, и заклеймены как «враги государства». Из-за ее связей с предателями в глазах правительства, Гa Юл (и ее будущим детям) никогда не будет позволено получить хорошую работу или иметь возможность учиться.
Га Юл и ее семья совершили побег в Китай в 2005 году. К сожалению, ее брат и отец были схвачены китайскими официальными лицами и депортировали обратно в Северную Корею. Ее брат-подросток провел месяц в тюрьме, в то время как отца отправили в тюремный лагерь для политзаключенных, откуда он никогда не вернулся, и вестей от него не поступало.
Хван Чжан Ёп


История дезертирства Хван Чжан Ёп из родной страны особенно шокирующая. Хван Чжан, получивший в 1950-х годах образование на философском факультете МГУ, в середине 1960-х годов возглавил «высший храм чучхейского образования» в Университете имени Ким Ир Сена. Позже он занял пост председателя Верховного народного собрания КНДР. Именно Хван Чжан Епу приписывается авторство официальной истории Северной Кореи, а также идеи «Чучхе», лежащей в основе северокорейской идеологии. Северную Корею Хван Чжан Еп покинул в 1997 году, став самым высокопоставленным и самым известным перебежчиком из этой страны.
Последние 13 лет своей жизни Хван Чжан Еп провел в Южной Корее, находясь под постоянной охраной в строго засекреченном месте. Повышенные меры безопасности принимались в связи с угрозой уничтожения высокопоставленного перебежчика северокорейскими спецслужбами. В июле 2010 года в Южной Корее по обвинению в подготовке покушения на Хван Чжан Епа к 10 годам тюрьмы были приговорены два гражданина КНДР, выдававших себя за перебежчиков.
В Южной Корее он выпустил несколько книг против руководства КНДР, обвиняя Ким Чен Ира в предательстве идей чучхе и построении феодализма вместо социализма. Обнародовал сведения о секретных убежищах и подземных ходах республики. Бывший председатель Верховного народного собрания КНДР Хван Чжан Еп, считавшийся самым высокопоставленным перебежчиком из Северной Кореи, обнаружен мертвым в 2010 году, он скончался в возрасте 87 лет.
Сонг Е Хань


Во время голода 90-х, Хань и ее дети питались любой пищей, которую могли найти — от мышей до травы и коры деревьев. В один прекрасный день в 1997 году, больше не в состоянии наблюдать как ее дети страдают от недоедания, Хан и ее муж бежали в Китай, в поисках пропитания. Хань удалось разжиться парой мешков риса после нескольких поездок, но позже они были конфискованы полицией.
Что еще хуже, ее мужа арестовали, а позже и сама Хань была арестована, и жестоко избита в полицейском участке, будучи беременной… она получила перелом основания черепа. Ребенка Хань потеряла. Еле живая и слабая от недоедания, Хань смогла вывезти оставшихся детей из Северной Кореи навсегда, они прятались в Китае в течение десяти лет, прежде чем перебрались в Америку.