пятница, 23 февраля 2018 г.

Волгоградцы забрали сына из интерната спустя 7 лет


Почему от мальчика отказались в роддоме, было ли дело о «смерти» ребенка и часто ли малышей из приютов забирают в родные семьи - в материале «АиФ-Волгоград».

«В Волгограде приставы вернули в семью мальчика, которого родители семь лет считали умершим» - этот и похожие заголовки за последние сутки облетели новостные ленты российских СМИ. О случае, который кажется невозможным, сообщила пресс-служба судебных приставов региона. По данным ведомства, женщина узнала о том, что ее ребенок жив, лишь получив документ о крупном долге по алиментам. Оказалось, все это время мальчик провел в интернате. Как такое могло случиться и что об этом известно правоохранительным органам, выяснял корреспондент «АиФ-Волгоград».

Было ли расследование?

По данным Управления федеральной службы судебных приставов (УФССП) по Волгоградской области, еще осенью 2017 года на исполнение поступил документ о взыскании с супружеской пары алиментов в пользу дома-интерната на содержание несовершеннолетнего ребенка. Обнаружить самих должников по указанному адресу не удалось. Тогда на лицевой счет, открытый на имя матери, наложили арест. Женщина на следующий же день явилась разобраться, по какой причине у нее возникли проблемы с финансами.

«Взглянув на документы, родительница упала в обморок. А после приведения ее в чувства выяснилось, что супружеская чета все это время была в уверенности, что ребенок умер», - сообщили в ведомстве. Со слов приставов, женщина рассказала, что 2011 году она родила мальчика, и врачи заявили, что он проживет не больше недели. Будучи в отчаянии, родители написали отказную. Однако через пять дней, испытывая муки совести, вернулись за малышом. Тут их ожидало новое горькое известие - врачи сообщили, что ребенка уже нет в живых.

Теперь же, спустя семь лет, в истории настал хэппи-энд. «В ноябре 2017 года справедливость восторжествовала, и в канун наступления 2018 года ребенок был передан на воспитание своим законным родителям», - заявили в УФССП.

Скептики воодушевления приставов не разделили. Вопросов возникло много. Как вообще такое могло случиться? В каком роддоме? Видели ли родители документы о смерти, знали, где похоронен ребенок? Кто, в конце концов, ответит за то, что малышу пришлось семь лет жить без мамы и папы? Было ли расследование?

В службе судебных приставов между тем пояснили: информацию о том, что малыша считали умершим, они получили тоже исключительно от должницы. «Проверку по этому вопросу мы не проводили, это не входит в наши полномочия», - уточнили в УФССП по Волгоградской области.


Защитная реакция?

Мог ли такой вопиющий случай с откровенным намеком на уголовное дело, несколько месяцев оставаться почти незамеченным - вот, наверное, главный вопрос. В СУ СКР по Волгоградской области сообщили, что подобных инцидентов за последние месяцы не было. «Через нас такие материалы точно не проходили, об этой ситуации следствию ничего не известно», - ответили корреспонденту «АиФ-Волгоград» в следственных органах.


Случаем серьезно заинтересовалась уполномоченный по правам ребенка в Волгоградской области Нина Болдырева. Омбудсмену удалось внести ясность в эту историю.

«Я сделала запрос в УФССП и выяснила, что с этой семьей наш аппарат действительно имел дело в конце прошлого года. В 2011 году у супругов родился мальчик. Родился больным, и родители написали заявление об отказе от усыновления. Мальчика направили в дом-интернат, - рассказывает Нина Болдырева. - Так вышло, что в 2017 году они действительно решили забрать ребенка. Семья на самом деле хорошая, никаких нареканий в их адрес нет, и поэтому после всех необходимых процедур им удалось это сделать. Теперь ребенок с родителями».

Со слов Нины Болдыревой, супругам пришлось восстанавливаться в родительских правах - то есть за прошедшие семь лет они были их лишены. Каковы были основания для данной процедуры (причиной могла стать неуплата алиментов - ред.), почему решение суда было принято заочно, извещали ли родителей о долге по алиментам, все это еще выясняется. 

«Сейчас родители и в самом деле говорят, что думали, будто ребенок умер. Но при этом никаких заявлений в правоохранительные органы они не подавали, - говорит Нина Болдырева. - Бывает, что у людей в стрессовых ситуациях срабатывает защитная реакция. Не принимая какие-то свои поступки, они сами себя пытаются убедить в том, что все было по-другому. Возможно, в этом случае было так», - считает Нина Болдырева.

В прокуратуре Волгоградской области пояснили, что сейчас разбираются в том, была ли такая история. Однако сообщают, что в течение последних месяцев эта информация через ведомство не проходила. Могли ли родители, отойдя от шока, не побежать в правоохранительные органы, не обивать пороги следователей, не обращаться в СМИ с требованием наказать тех, кто разлучил их с ребенком? Вопросов может быть немало, однако при любых ответах на судьбе мальчика это не должно отразиться - суд принял окончательное решение о его передаче в семью. Со слов омбудсмена, родители забрали мальчика с очень серьезным заболеванием, и готовы тратить на его реабилитацию немало времени и сил. 

По словам правозащитницы, случаи, когда родители забирают из приютов своих детей не единичны, но все же редки. Поэтому главное, что мальчик наконец обрел настоящую семью. 

Добавим, что сами родители отказались общаться с представителями СМИ и попросили не разглашать идентифицирующую их информацию.