среда, 17 января 2018 г.

Протест на лезвии ножа. Трагедия в Перми глазами психолога


Трагедию в Перми сразу стали сравнивать со случаем в американской школе «Колумбайн». Но закономерно ли это сравнение? Что сподвигло на поножовщину двух российских подростков?
Почему случилась трагедия в Перми и какие мы должны вынести из этого уроки, нашему корреспонденту рассказывает практикующий психолог Павел Волженков.

«Колумбайн» по-русски

Александр Мельников, АиФ.ru: — Инцидент с поножовщиной в школе Перми сравнивают с «Колумбайном» — самой масштабной бойней в американской школе в 1999 году. Тем более, что один из зачинщиков драки очень увлекался и «Колумбайном», и другими актами насилия в американских школах. Могло ли это реально спровоцировать эту трагедию?

Павел Волженков: — Правильно, что в связи с инцидентом в Перми вспоминают «Колумбайн», но не надо все сводить именно к нему. Чтобы спровоцировать школьников на такие преступления, нужна более веская причина. И я вижу её в следующем. У многих современных детей есть сильное чувство протеста против того, что и как они изучают в школе. Они хотят получать те знания, которые им дадут возможность хорошо зарабатывать, жить в достатке, содержать семью, купить квартиру. А в реальности они получают знания, которые оторваны от жизни и сильно забюрократизированы. Это и порождает протест: они не понимают, зачем ходить в школу.

Нападение на школу в Перми. Что известно на данный момент?

Я это часто наблюдаю в своей практике. Практически всегда, когда на консультацию родители приходят одни или с детьми подростками, обнаруживаются и сильный протест против бессмысленности пребывания в школе, и желание детей зарабатывать и жить обеспеченно. 

С одной стороны, они видят, что есть успешные и богатые люди, и это возможно — жить так же. А с другой, они смотрят вокруг себя, на свое ближайшее окружение, и часто видят обратное. 

Вокруг них нередко бывает много умных и хорошо образованных людей, но бедных. Это их родители, родственники, знакомые. Они не голодают, но живут бедно, сводя концы с концами. И дети не хотят повторять их опыт, детям хочется вырваться из этой безысходности. Они жаждут знаний, которые им помогут в этом. Но школа, как правило, их не дает, и даже хорошее высшее образование, по их мнению, не гарантирует достатка в жизни — они это видят вокруг.

Протест остается, его формы — меняются

— Протест у подростков есть всегда, но вот то, что он стал практически американским, ведь именно в США с детства все озабочены тем, как заработать миллион... У нас к этому всегда относились с иронией, и вот, теперь такой же стереотип подросткового поведения сформировался и у нас? Вроде ещё недавно подростки протестовали за свободу, справедливость...

— Я не считаю, что он стал практически американским. По моим наблюдениям и на основе моего практического опыта, российских подростков беспокоит не то, как заработать много денег, а то, как банально выжить, не стать работающими нищими. 

В школе не рассказывают, как научиться выживать. Дети протестуют против того, что их не учат, как зарабатывать деньги, а нагружают бессмысленными знаниями. Формы протеста могут быть разными и не столь резкими, как в Перми. 

Бывает, протест выливается в наркотики или алкоголь, они дают иллюзию, самообман, что якобы можно уйти от реальности, не думать о том, что не знаешь, как будешь зарабатывать деньги. Многие другие формы подросткового поведения часто тоже обусловлены этим протестом. Это и зацеперы, и селфи на высоте или в других опасных для жизни местах, и прочее травмоопасное поведение: все это часто протест против бессмыслицы обучения в школе, протест против того, что не дают знания, как зарабатывать деньги.

Здесь важно подчеркнуть, что не все школы вызывают такие протесты — есть хорошие учебные заведения. И не все дети протестуют. Сегодня достаточно много умных и увлеченных подростков, которым такие буйные протесты не грозят. У них есть какое-то хобби, занятие, и оно связано с тем, что позволяет зарабатывать деньги во взрослой жизни. Они уверены, что оно обеспечит им такую жизнь в будущем, и они активно этим занимаются, совершенствуют свои знания. Когда дети знают, как они будут зарабатывать деньги, у них нет протеста против школы. Большую роль в этом могут играть родители. Например, отец — успешный программист, хорошо зарабатывает. И сын копирует поведение отца. Мне известны такие случаи, когда подростки тоже начинают увлекаются программированием, и они уверены, что это им поможет в жизни, как и родителям.

По данным краевого МВД, один из нападавших состоял на учёте в психоневрологическом диспансере. Его знакомые рассказали, что он был очень скрытным, зато всегда принимал участие во всех школьных драках. 

— А как же быть со школой? Что, изменять программу?

— Любой предмет можно преподавать по-разному. Представим алгебру. Меньше абстракций, задание нужно привязывать к практике. Например, как это может быть использовано при конструировании реальных объектов — мостов, зданий, и сколько платят инженерам-проектировщикам. И это касается практически каждого предмета. Биология сейчас очень популярна и успешна и как наука, и как бизнес. Химия, физика, тоже. С детьми надо говорить о деньгах, бизнесах и профессиях. Иначе протест может выливаться в агрессивные и опасные формы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий