четверг, 23 ноября 2017 г.

Письма юкагиров: Как можно объясниться в любви, когда словами выразить чувство запрещено?

Для обывателя привычно воспринимать язык как «часть речи», живое существо из цепочки слов. Тем необычнее выглядит столкновение с бессловесными смыслами. Именно так выглядят любовные письма-рисунки юкагирских девушек. Но обитательницы тундры пошли дальше. Они рисовали не только зверей, птиц и людей, но чувства и отношения: любовь, взаимность, ревность, тоску, грусть, родство с домом и начало дороги.

Что это за люди?

Юкагиры – исчезающий палеоазиатский народ из Северной Сибири, чье название на языке эвенков звучит как «люди мерзлоты», düke-gir. Сами себя эти люди называют odul или wadul, что одни исследователи переводят как «силачи», «могучие», а другие – как «местные», «наши». В начале ХХ столетия народ состоял из двенадцати племен, в каждом по 9000 человек. В наши дни могучих всего тысяча. На юкагирском (а их бывает два диалекта – тундренный и таежный) говорят всего 400 человек. 

Культура юкагиров издревле была эгалитарной, мужчины и женщины считались равными. Женщины свободно выбирали партнеров, могли и принимали решения, которые, чем старше была «мать», тем больше могли влиять на жизнь племени. 


Почему письма без слов?

О любви не было принято говорить вслух и вообще словами (Шадрин В.И.). Но рисовать было можно! Выходом стали тосы – пиктографические (рисунчатые) письма, сделанные концом ножа на свежих кусках бересты. Березовую кору, как и письма на ней называли шангар-шорилэ – «кожа дерева». 



Юкагиры среди снегов



Исследователи пишут, что такая рисунчатая письменность – идеографика – весьма необычна для народов Сибири. Аналогами (по подходу, но не по начертанию или смыслу) можно назвать разве что письма индейцев-оджибуэ. Интересно все: и стандартизированные изображения людей, не похожих на «человечков», и смысл: не реальные предметы, действия или карты, а рассказы о людях, их чувствах и отношениях, симпатии и дружбе. По ним можно понять пол изображенных персонажей, их национальность, возраст, намерения, настроение. 

Чаще всего шангар-шорилэ передавались на праздниках и танцевальных церемониях.


Работаем дешифровщиками

Выглядят послания приблизительно так (это – самый известный рисунок, который более ста лет перепечатывали из книги в книгу):



Юкагирское любовное послание. Густав Крамер, журнал «Глобус», 1896 г.



Фигуры, похожие на наконечники стрел, изображают людей. Те, что часто изображаются более широкими, – женщины, их отличает пунктирная линия, свисающая с наконечника – коса. «Узкобедрые» – мужчины. Дым над фигурой – мысли о предмете любви, по направлению можно понять, кто в кого влюблен. Соединительные линии – чувства.

Сочинительница письма – С, юкагирка (у нее узкая куртка, украшенная пунктирным контуром). Она живет в своем доме, куда пока не допустила никого из парней (после свадьбы по традиции муж приходит в дом жены). Жилище изображено ступенчатым символом вокруг «стрелы» (АВ). В С влюблен О, юкагирский юноша (смотрим на направление дыма). Но он ей не нравится, поскольку любимый – G. Однако связь их разрушена браком и взаимной любовью (косой крест) между G и F. Из-за F парень уехал (его дом изображен покинутым, «недостроенным»). Жена – русская (исследователи пишут, что национальность изображается непривычной для юкагиров широкой юбкой). В семье двое детей (P и Q). Автор письма грустит. Косой крест над ее головой расшифровывается совсем иначе, нежели кресты между фигурами: связующие линии – это взаимность, а крест над одинокой фигурой – горе и печаль. «Ты уехал далеко и живешь там с другой, у вас дети, но я все еще не могу забыть тебя и печалюсь. Наша любовь разорвана, но я не могу пока принять постылого».



Символика орнамента. Фото: yakutskhistory.net



Справочник орнамента показывает и другие знаки. 1 и 2 – уже знакомые «мужчина» и «женщина»; 3 – «кто-то думает о ком-то»; 4 – любовь; 5 – взаимная любовь; 6 – печальный человек; 7 – первопредок; 8 – мать-прародительница, ее изображение использовали также как пожелание многодетности и процветания; 9 – семья как часть мира; 10 – «онмиэдиэ» – «молодая лиственница» (совсем молодые юноша или девушка).
Зная все это, легко расшифровать следующее берестяное письмо из книги Ивара Лисснера «Человек. Бог. Магия»:



Любовное письмо. Фото: I. Lissner. «Man, God and Magic»



Справа – снова юкагирская девушка, видимо, автор письма (широкий наконечник, «коса»). Слева – избранник. Его дом «недостроен» или «разобран» – значит, адресат уезжает, в то время, как девушка остается. Косой крест над стрелой показывает скорбь и печаль. «Ты уезжаешь, а я остаюсь здесь одна. Мне больно понимать это». 

Этнографы, ссыльные супруги В. И. Иохельсон и Д. Л. Иохельсон-Бродская, с 1896 года проводили включенное исследование юкагиров – жили с ними, описывали обычаи, брачные традиции и табу, повседневную жизнь и мифологию. И вот пришло время уезжать. Две пары молодых людей (две девушки и двое юношей) постеснялись словесно прощаться с уважаемым ученым и говорить о своей любви и дружбе, но передали тос. И вот В. И. Иохельсон публикует письмо, адресованное ему.



Письмо юкагирок, адресованное В.И. Иохельсону. Фото: журнал «Илин» № 4(23)/2000 http://ilin-yakutsk.narod.ru



В середине – фигура, изображающая богатый (украшенный орнаментами) дом, из которого вскоре уедет человек. Слева и справа – юкагирки, авторы письма, и их влюбленные мужья. Мысли всех четверых – об исследователе и расставании с ним. 
В 1969 году у юкагиров появляется буквенная письменность. Распространяется бумага. А рисунчатое письмо почти исчезает, становится куда проще, и остается только как символ связи с предками.



Cовременный юкагирский тос. Фото: журнал «Илин» № 4(23)/2000 http://ilin-yakutsk.narod.ru



Этот упрощенный тос был написан уже в ХХ веке на бумаге. Художница пояснила его так: «Мысли стремятся к тебе, но не встретились мы».



Современные юкагиры.